народа). С тех пор немецкие Императоры фактически ставили пап. Они присвоили себе право инвеституры — назначать и утверждать в сане церковных иерархов. Епископы и другие достойные должны были становиться на колени перед светским сеньором, приносить ему оммаж (признавать себя его вассалами) и получать из его рук посох и кольцо — атрибуты духовного сана. Сами они во всем подражали феодальных сеньоров — командовали войсками, оказывали разбои, купались в роскоши, заводили себе любовниц, одним словом, как говорили тогда, «обмирщилися», жили — свитськимы интересами, а не по библейским заповедям. Процветала симония — торговля церковными должность-ми и духовным саном. Поэтому св. Петр Дамьен имел все основания жаловаться папе Льву IX (1048—1054); «Епископы открыто держат любовниц, священники живут в разврате со своими внебрачными детьми. Все они прелюбодеев, продажные твари и убийцы. Ужийте же наконец, Ваше священство, то меры!»Ответ папы этом моралист была не менее красноречиво:" Виновных так много, что невозможно применить любые дисциплинарные меры наказания, поэтому я вынужден оставлять на церковной службе даже преступников ". Папу здесь можно понять, ведь среди грубых нарушителей церковной дисциплины нередко были не только епископы, но и сами верховные понтифики. «Обмирщение» церкви подрывало ее духовный и политический престиж. Исправить ситуацию взялся основан в начале X в., Во французской Бургундии монастырь Клюни (его основателем был Гильом Благочестивый, внук графа Тулузского). Этот монастырь имел ставропигиального права, т. е. подлежал не местному епископу, а непосредственно папской курии. Твердое намерение клюнийцев реформировать церковь отражал тогдашние настроения масс. Население накануне 1000-го года ждала конца света и второго пришествия Христа, а потому склонялась к искуплению земных грехов. Клюнийцев поддержали и большие сеньоры, которые опирались на борьбе с центральной властью и народно-эретичных движениями. Поэтому клюнийское движение, начатое в X в., Быстро охватил всю Францию, перевернулся па Англию, а к середине XI в. проник в Германию и Италию. Клюнет эти стремились укрепить церковную организацию, упорядочить ее материальную базу * четко регламентировать отношения между церковью и светской властью. Они провозгласили папу верховным арбитром не только в духовных, но и в мирских делах, наместником Бога на земле, изъяли монастыре из-под юрисдикции светских сеньоров и местных епископов и подчинили их непосредственно папской курии, дополнительно централизовало западную церковь. Монахи Клюни настаивали на неуклонном выполнении церковных обетов, решительно осуждали симонию, инвеституру, моральное падение духовенства, добивались целибата для духовных лиц **, боролись за повышение образовательного уровня духовенства. Школы при кл Ионийских монастырях (в начале XII в. Таких школ в Европе насчитывалось тысяча сто восемьдесят четыре) отличались строгой дисциплиной и не менее суровым режимом. Во внутреннем распорядке монастырей основное внимание уделялось уже не физическому труду, а считыванию и переписыванию рукописей. «Все это в сочетании с показом чудотворных реликвий мало убеждать людей. Что истинное христианское жизни действительно возможно.» (В. Кенигсбергера).В 1059 клюнийское монах Гильдебрандт, приближенный к папе Льва IX, добился от Латеранского собора принципиального для папства решения о невмешательстве немецких императоров и римских нобилей в избрание пап. Избрание папы стало прерогативой кардиналов. Когда же волевой, энергичный Гильдебрандт стал папой Григорием VII (1073—1085), он приложил титанические усилия, чтобы установить контроль церкви над светской властью и нанести надлежащий порядок в самой церковной организации путем подчинения духовенства неограниченной власти верховного понтифика. Провозгласив примат духовной власти над «дьявольской» светской, Григорий VII потребовал от европейских монархов не больше и не меньше как составить папе вассальную присягу и оплатить церкви так называемый денарий св. Петра — кучу денег. Короли, конечно, были в ярости такими претензиями папы. Всю серьезность своих намерений навязать христианской Европе теократию Григорий VII продемонстрировал в ходе острого конфликта с германским императором Генрихом IV. Воспользовавшись малолетством Генриха IV, папа запретил светскую инвеституру, то есть лишил монархов права назначать и смещать епископов. Когда Генрих IV подрос, перестал считаться с этим запретом, даже побил и заключил папу. Римляне освободили Григория VII из тюрьмы — и он проклял Генриха IV и освободил от вассальной присяги его подданных. Немецкие князья поспешили воспользоваться этим событием. Они заявили императору, что лишат его власти, если он в течение году не знайдеспильнои языка из напитка. Генриху IV не оставалось ничего другого, как пойти на неслыханное унижение. Он зимой добрался через заснеженные Альпы в замок Каносса, где тогда гостил у Матильды, графини Тосканской, Григорий VII, и вымолил у него прощения (он покаялся в точном соответствии с церковными требованиями, поэтому папа должен его простить). Спасая корону, Генрих IV дома при поддержке немецких епископов (им приходилось разрываться между императором, которому они дали вассальную присягу. К 1054 эти и другие догматические и обрядовые различия между обеими церквами считались сложились в рамках единой церковной организации. Общность веры, таинств и всего церковного устройства связывали западную и восточную церкви в одно целое. Однако несогласия накапливались, приближая тот момент, когда сожительство латинского и греческого духовенства в одной церковной организации стало невозможным. Тем более, что «по теологической полемикой по сути стояли вопросы о власти: кому принадлежит право определять истинность учения? Кто в конце концов имеет верховный авторитет в церкви?»(Г. Кенигсбергера).Поводом для раскола христианской церкви стали иерархические распри 858 г... В Константинополе. За два года до этой даты на патриарший престол избрали игумена Игнатия. Однако родственники византийского императора, которые хозяйничали в церкви, как в собственном доме, передали власть над восточной церковью протосекретарю Игнатия Фотию. Возмущенный Игнатий угрожал, что викляне каждого, кто признает Фотия патриархом. Чтобы успокоить возмущенный духовенство, император созвал Вселенский собор и пригласил на него папу Николая И. Папские легаты тщетно пытались доказать на соборе неканоничность избрания Фотия патриархом. Тогда папа созвал в Риме церковный собор, на котором викетарий редакции. В Евангелии от Иоанна четко говорится, что Дух Святой исходит от Бога-Отца, а Богом Сыном только передастся: "Когда же приидет Утешитель, шо его под Отца пошлю вам, — Он, Дух истины, Который от Отца исходит, Он будет свидетельствовать о меня "(Ин., 15, 26).Где же взялась ее догматике христианской церкви эта чистка? В VI в., Когда становились христианами вестготы, Толедский поместный (местный) собор 589 г. ,, чтобы отвлечь их от арианства, умышленно дополнил Символ Веры долей «и Сипа». В предложенной им редакции Символ Веры имел следующий вид: «Святой Дух. Сходящий от Отца и Сына». По понтификата Льва III (795-816) эта формулировка повторили монахи франкского монастыря Монте-Оливо, из-за чего их обвинили в ереси. Папа обратился к Императору франков Карла Великого с просьбой быть третейским судьей в этой богословском споре. Придворные теологи императора признали Филиокве нужным дополнением к ни кейс ько-константинопольского Символа Веры, отметив, что без него формулировки он будет непонятным для мирян. Карл Великий решительно способствовал распространению этой догматической новинки на всем христианском Западе. Вывод середине XV в. византийский император Иоанн VII Палеолог, чтоб заручиться поддержкой европейских стран в борьбе с