Итак, Митридат-Шенраба сыграл при Кирове ИИ ту роль, что и более поздние воспитатели: Аристотель — в Александра Македонского и Каутилья Чанак — в Чандрагупты Маурья.

Кир ИИ завоевал огромные территории: Мидию, Парфию, Гиркании, Анатолийскую Лидию, Дрангиану, Маргиана, Хорезм, Согдиану, Бактрию, Арей, Гедросия, среднеазиатских саков, Саттагидию, Арахосию и Гандхару, Вавилонию, Сирию, Палестину , Финикии, Бактрию и Согдиану. Погиб он в бою с Туранской массагетами, пытаясь реализовать первый «евразийский проект». Неудивительно, что в IV в. до н. э. Александр Македонский замечал наследникам Кира, что ведет войну с персами не из личных причин, а по естественному праву на владение Азией, поскольку персидским царем под именем Дария ИИИ стал представитель боковой линии Ахеменидов сатрап Армении Кодоман, в то время как сатрапом персидской Македонии раз был Александр , сын Филиппа II, унаследовал от нижньомакедонського царя Александра И Филелина (498 & mdash; 454 гг. до н. э.) полученные им от Ксеркса в дар земли от Олимпа до Гема (Just. VII, 4,1). Интересно, что Александр и, в свое время как Варвары допускался эллинами к Олимпийськмх игр, пока не доказал, что является эллином и потомком Геракла с Аргосу (Herod. V, 22). Последний, как известно, славился тоже, как и Дионис, походом на Восток и в Индию.

Согласно хроникой «Ал-Ахбар ат-Тивал» (автор & mdash; Абу-Ханифа Ахмад ибн Дауд аль-Динавари, пом. 895 г...), которая показала определенную ближневосточную фольклорную традицию, Александр Македонский непосредственно принадлежал к династии Ахеменидов. В свое время, казалось бы, персидский царь Дара ибн Бахман (т. е. Дарий II), после победы над Филиппом, получил как дань золотое яйцо и дочь царя халате. Дарий провел с ней ночь и отослал обратно к отцу, где она и родила Александра («Искендера» & mdash; по-перс. «Петрушка»), которого начали выдавать за сына Филиппа. Таким образом как сын Дария ИИ и старший брат Дария III, рожденного позже другой матери, Александр получил харизму & mdash; «Фарн» царя Ирана. Александр женился на дочери Дария ИИИ Роушанак, а после смерти их сын Искендерус отказался от престола и стал аскетом-видлюдникомcix.

Изображался Кир ИИ сидящим на троне в короне. В правой руке у него длинный скипетр, а в левой — цветок лотоса. Перед ним два алтаря огня и стоит в Мидийского одежды (очевидно, Мидийского одежда была свидетельством не только этнической, но и конфессиональной принадлежности) человек с акинаком на стороне и с жезлом в руциcx. Считается, что человек представляет собой «хазарапата» — «тысяцкого» (пришлые македонцы перевели этот титул именно как «хилиарх» cxi), то есть начальника основанного Киром ИИ корпуса «бессмертных» (с 10000 человек; др. -иран. An & # 363 ; & scaron; ya «последователь», anau & scaron; a «бессмертный») & mdash; личной гвардии царя. В Библии должность хазарапата упоминается в форме pt & scaron; gr «второй», то есть высший сановник Персииcxii.

Но исследователи не обратили внимания на очень интересный факт, имеющийся у армян, которые, начиная с эпохи Ахеменидов, испытывали огромного иранского влияния. Они в «Новом Завете» перевели греческое & omicron; & # 943; & kappa; & omicron; & nu; & omicron; & mu; & omicron; & sigmaf; заимствованным у персов hазирпет (hазарапет). Это согласуется с версией, что изображенного на рельефе сановника следует рассматривать как финансового управляющего государства Кира II в. Тем более, что данный рельеф находится на одном из портиков царской казны, а в Кира ИИ скарбивник Вавилона столице Персии за Кира ИИ, носил имя Митридатcxiii. В государстве Ахеменидов скарбивник царства (Элам. Kabni & scaron; kir) одновременно был наместником столицы поздних Ахеменидов Хузы (Сузианы). После поражения персов от Александра Македонского этот «скарбивник» создал новую династию & mdash; Кабнишкирив с Элиман, правившей в районе, городе — Изех до конца ИИ ст. н.е. cxiv

Но, как нам кажется, следует также заметить, что этим же словом «хазарапат» у армян назывался руководитель общины армянских язычников Ареворди («сынов солнца»): «он читает (проповеди) и звонит» cxv

Ареворди, по словам христианских авторов, считают себя Хрестиян, но устно передают учение мага Зрадашта, «головы капища», поклоняются тополя, а из цветов — лилии и другим, постоянно повернуты к солнцу. Солнце они считали Христом и клялись солнцем "& mu; & # 940; & tau; & omicron; & nu; & kappa; & # 942; & lambda; & iota; & omicron; & nu; & tau; & # 972; & nu; & gamma; & lambda; & upsilon; & kappa ; & omicron; & nu; "(" Клянусь милым господом солнцем»). Вспышка популярности Ареворди датируется ХI — XIV в. и занимали они обширную территорию — города Маназкерт, Амида и его область, Самосату, Мердин и Киликию. Интересно, что в аревордив христианские функционеры проявляли значительную толерантность, в то время как вели непримиримую борьбу с еретиками — павликиан и манихеев. Некоторые исследователи считают, что они были не армянами и сопоставляют с существующей в Месопотамии исламской сектой «сынов солнца» ("Шемсиа»). К тому же следует добавить, что армянский царь Тигран И был личным другом Кира ИИ, в результате чего, когда отец Тиграна поднял мятеж против персов, Кир как один из тогдашних Мидийскую полководцев, будучи послан на подавление мятежа, ограничился примирением (см .: Ксенофонт, «Киропедия», II, 4, 3, III, 3, 5). Позже сын Кира II и сестры Тиграна Тигрануи, что до этого была женой мидийского царя Астиага — «Ажи-Дахака», Таноаксар, стал сатрапом Армении.

Поразительно, что во времени вроде жизни Шенраба в его современника Хаммурапи тоже существовала должность «ведая воинами» (аккад. «Шапир-Реде»), который также был еще и «обладающим страной» ("шапир — матим ") cxvi. Вполне возможно, что должность хазарапата сохранена была в Еламе именно с того времени и связана с вавилонской сакральной традиции бога Мардука, своеобразного бога — «хазарапата» бога неба Ану. Аналогично в тюркском кочевом обществе на равных властвовали каган и иша (еша). Первый обладал светской и военной властью, но не обладал имуществом. Казной распоряжался иша. Каган избирался с ханов, а иша свое право получал по наследству.

Вышесказанное раз дает нам основания отождествить изображенного на иранском рельефе хазарапата как Митридата-Шенраба, потому что именно по-тибетской слово khri означает и «десять тысяч», и «трон». То есть тибетцы истолковали для себя «Ахура» как бог «десяти тысяч» (по восточной традиции число 10 000 является общим местом, определяющим большую килькистьcxvii, армии духов добра, которой командует Шенраба-Дмура (Митридат), покоряя злого правителя Мидии. Также Ахура является дарителем десяти тысяч целебных трав. Мотив сна Шенраба, где южная армия побеждает северную (потом без какой-либо мотивировки этот же перевод имеющийся в биографии Заратустры), становится одним из центральных сюжетов для «Биографии Шенраба», и возможно, именно этот вещий сон побудил Кира ИИ Ахеменида (Ha & chi; & # 257; mani & scaron;), сына дочери мидийского царя Астиага манданов и Камбиза И, персидского царя эламского города Аншана (Анчан), поднять восстание против Мидии (могущественной империи, возникшей с момента разрушения в союзе с Вавилоном в 612 г. до н. э. е. ассирийской Ниневии и к победе над мидийцами персов в 550 г. до н. э и охватывала Верхнюю Месопотамию, Персию, Элам, Дрангиану, Парфию, а также Анатолию до р. Галис).

Падение Мидии делом, как считает Л. Ливерани, было вызвано экономическими мотивами. Во времени, когда Персия и Мидия находились в вассальной зависимости от Ассирии, которая разместила на захваченных территориях военно-промышленные гарнизоны и начала строить города, которые стали экономическим и идеологическим образцом для местных пастушьих вождей, которые богатели за того, что поставляли Ассирии скот и лошадей и что империя доверила им контролировать Хорасанских путь. Разрушив Ассирию, мидийцы уничтожили основу своего благополучия и снова вернулись к примитивному существования пастушьих племен, в результате чего города были заброшены, никакой империи на самом деле не было, так называемого ассирийского господства все, кроме Загроса, досталось Вавилона. Сами же вавилонские источники упорно молчат о мощное Мидийского царствоcxviii.

После падения Мидии с ее отвратительным персам культом жертвоприношения коня Дмур-Шенраба реформировал маздаизм (отверг учение Мидийскую магов) и этим сформулировал идеологическую основу деятельности Кира II и возможность провозглашения Вавилона с его зиккуратом Эсагила столицей. Кир провозгласил себя большим поклонником вавилонского бога Мардука (схидносемитський аналог захидносемитського Белла, Баала — «хозяина»). Л. Гарднер демонстрирует интересный принцип отождествления элементов мировоззрения разноэтнических пантеонов и возможно, что «хитрые халдеи» использовали именно подобный способ перед пришлыми варварами-персами: Ахурамазду был отождествлен с царем Кишу масд (Mas-en-da «падающий ниц (как змея)» ), отцом Ar-wi-um (ср. с евр. awwium «змеи»), дедом героя эпоса Атун (Этана), который поднимался на небо (архетип палеоевразийського мифологического «Розорювача гнезд»; ср. с украинским сюжетом о Котигорошко и грифа ), и преемником царя Аттабы (прототипа библейского Адама), и собственно масд — это вышеупомянутый месопотамский бог Энки (аккад. Эйе), отец Мардукаcxix.